МОУ " Суркинская начальная средняя общеобразовательная школа"

Методическая копилка

 
Урок мужества
Встреча, посвященная 20-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС

«Урок мужества» — это диалог поколений очевидцев аварии на Чернобыльской АЭС и современных детей.

Участники:
— члены школьных музеев;
— учащиеся школ;
— учителя школ, администрация;
— ликвидаторы, участники событий на Чернобыльской АЭС в 1986 году
Оформление:
- компьютер, мультимедийный проектор;
- плакаты, рисунки посвященные аварии на Чернобыльской АЭС;

Ход урока:

Ведущий: Скоро исполнится 20 лет со дня круп­нейшей техногенной радиационной ката­строфы в истории человечества. В ликви­дации ее последствий участвовало свы­ше 300 тысяч человек, более 7 тысяч из них уже умерли, около 30 тысяч - стали ин­валидами.

Мысленно вернемся еще раз к драмати­ческим событиям, разыгравшимся в апре­ле 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции и вокруг нее. Обратимся к воспоминаниям участников и свидетелей тех событий. (На экране демонстрируются слайды аварии на Чернобыльской АЭС). Организаторы самостоятельно определяют этапы урока, объем отводимого времени, музыкальный и визуальный ряд. На сайте МРИО

размещен слайдовый материал.


Выступает группа учащихся и участники событий на Чернобыльской АЭС:

В.Михалюк, слесарь атомной станции.

«Вечером 25 апреля 1986 года сын попросил ме­ня рассказать ему перед сном сказку. Мы легли. Я начал рассказывать и не заметил, как уснул вместе с ребенком. А жили мы в Припяти в доме на девятом этаже, причем из окна кухни хорошо была видна атомная станция.

Жена еще не спала и ощутила какой-то толчок до­ма, вроде бы легкое землетрясение. Она подошла к окну на кухне и увидела над 4-м энергоблоком эле­ктростанции сначала черное облако, потом голубое свечение, потом белое облако, которое поднялось и закрыло луну. Жена разбудила меня. Под окнами у нас проходил путепровод. И по нему одна за другой, с включенными фарами, аварийной сигнализацией мчались пожарные машины и автомобили скорой медицинской помощи. Но я не предположил, что произошло что-то серьезное. Успокоил жену и лег снова спать».

Это случилось на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции 26 апреля 1986 года, в 1 час 23 минуты 40 секунд по московскому времени. То есть, глубокой ночью.

В этот момент произошел первый взрыв, который, вероятно, сдвинул со своего места верхние части ре­актора, привел к его разгерметизации, разрушил тру­бы высокого давления, разгрузочную сторону ядерно­го аппарата, подпиточный отсек. Находившиеся внут­ри герметического ядерного аппарата высокорадио­активные материалы и конструкции - а это ядерное топливо, блоки графита, регулирующие стержни и другие элементы - оказались вы брошенными за пределы помещения и, падая вместе с железобетонными обломками кровельного покрытия, пробили легкую кровлю находящегося рядом машинно­го зала четвертого энергоблока станции, вызвали ее загорание, а также оказались рассеянными по терри­тории АЭС.

О силе теплового взрыва внутри реактора говорит хо­тя бы тот факт, что в результате его воздействия была сдвинута и опрокинута крышка реактора, которая весит не одну тысячу тонн.

Б.РОГОЖКИН,

начальник смены ЧАЭО.

«Я добежал до завала, образовавшегося после взрыва из обломков строительных конструкций, проник в машзал, где расположены турбогенерато­ры. Это помещение интересовало меня в первую оче­редь. Ведь там находились запасы водорода и ма­шинного масла. Все очень огнеопасно. Но люди здесь уже работали.

Далее, 3-й энергоблок. Спросил у старшего, зна­ет ли он, что произошло на четвертом. Получил от­вет: «Нет». Но на всякий случай дежурный персонал уже принял таблетки для профилактики от воздей­ствия радиоактивного йода.

Я надел защитную каску, прошел на 4-й энерго­блок... Потом увидел работников, которые несли обожженного Володю Шашенка. Это было пример­но в 1 час 45 минут ночи. Пострадавший выглядел очень грязным, находился в шоковом состоянии, но стонал.

Отдав Акимову и Дятлову приказ разобраться с об­становкой, я помог донести Шашенка до щита управ­ления 3-м энергоблоком. Отсюда связался со станци­онной телефонисткой и сказал ей, чтобы объявила Ю.Трегуб, начальник смены 4-го энергоблока ЧАЭС:

«Приборы показывали страш­ную аварию. Я выбежал на ули­цу, оказался между зданиями столовой «Ромашка» и гидробал­лонного помещения. Оно оказа­лось разрушенным. Баллоны раз­бросаны по территории, как спички. А ночь стояла звездная, тихая. С крыши «Ромашки» све­тил прожектор. Но увидел еще какое-то сияние над 4-м энерго­блоком.

Мои ноги заскользили по ка­кой-то суспензии. Подумалось, что это может быть смесь реактор­ного топлива и графита. Сказал вслух: «Хиросима!», а Дятлов, ко­торый был явно не в себе, отве­тил: «Такого и во сне не снилось!» Мне еще подумалось, что это са­мая страшная авария, никем даже неописанная.

Часов в пять утра я еле добрал­ся до щита управления третьего энергоблока. Здесь уже собрались многие из свидетелей ночной тра­гедии. Всех рвало. И мы пошли на контрольно-пропускной пункт № 1. Навстречу попался пожар­ник. Его тоже сильно рвало.

Многие из тех первых свидете­лей пострадали от радиации, бы­ли опалены огнем пожара и обва­рены кипящей водой из разорван­ных трубопроводов.

После взрывов, вызвавших раз­рушение четвертого реакторного цеха, не удалось обнаружить тело старшего оператора главных цир­куляционных насосов реактора Валерия Ходемчука, рабочее мес­то которого находилось в месте обвала. Мемориальная доска, оп­ределяющая место его захороне­ния, находится ныне на одной из стен четвертого энергоблока.

Еще один пострадавший во вре­мя аварии - Владимир Шашенок, наладчик предприятия «Атомэнергоналадка», был в тяжелом со­стоянии доставлен в больницу го рода Припяти и там утром 26 ап­реля 1986 года скончался.

К этому времени уже госпита­лизировали 108 человек из числа тех, кто встретил беду, находясь в стенах атомной электростанции, на ее территории, тех, кто в пер­вые минуты и часы пришел в опас­ную зону для ликвидации аварии.

Еще 24 человека пришлось госпитализировать в течение дня 26 апреля. Все они получили большие дозы облучения (более 100 бэр).

Вместе с тем, несмотря на взрывы, пожары, поражение лю­дей, все три оставшиеся энерго­блока Чернобыльской атомной станции не пострадали и продол­жали работать.

Последнее, что сказал своей же­не Эльвире А.Ситников (замести­тель главного инженера первой очереди ЧАЭС), было: «Наши жертвы не напрасны. То, что сде­лали наши ребята после аварии, спасло Украину, это точно. А мо­жет быть, и половину Европы еще спасли».


С.Воробьев началь­ник штаба гражданской оборо­ны ЧАЭС В 2 часа он уже сидел за рулем, ехал к АЭС. Приехав на АЭС и увидев об­ валившуюся крышу энергобло­ка, сделав измерения и в помещении убежища, и около входа в здание дирекции, увидел, что фон составлял 150 миллирентген в час. Понял, что аварию надо характеризовать как общую,­ ­ то есть захватившую всю территорию атомной станции. И он взял на себя инициативу, сообщил в Киев дежурному по Штабу гражданской обороны Киевской области о случившемся.
­­Потом С. Воробьев, взяв средст­ва индивидуальной защиты, по­ехал проводить измерение радиа­ционной обстановки на площадке АЭС и в городе. На территории око­ло столовой «Электроника» при­бор показал свое крайне возможное измерение - 200 рентген в час. А сколько еще рентген там, за преде­лами возможностей дозиметра? Ос­тавалось только догадываться.

Имея слабые приборы, дозиметристы были лишены возможнос­ти определить реальные цифры опасности, и люди на АЭС не пред­полагали, что, выполняя противоаварийные работы, перемеща­ясь по разным помещениям энер­гоблока, они попадали в радиаци­онные поля, излучавшие сотни рентген в час.

Многих из тех, кто встретил ава­рию на своем рабочем месте, надо было срочно менять, выводить из опасной зоны. Но они остались при исполнении обязанностей.

Люди, самоотверженно спасав­шие АЭС, героически предупреж­дая разрастание масштабов ава­рии до трудно предсказуемых по­следствий, покрывались темным ядерным загаром, они быстро сла­бели, их тошнило, кружилась голова.



Хронология

    1 час 23 минуты 40 секунд -187 стержней системы управления и защиты вошли в активную зону для глушения реактора. Ценная реакция должна была прерваться. Однако через 3 секунды зарегистрировано появление аварийных сигналов по превышению мощности реактора, росту давления. А еще через 4 секунды - глухой взрыв, сотрясший все здание. Стержни аварийной защиты остановились, не пройдя и половины пути.

Взметнулся в небо столб огня.
И взрыв разбрызгал блока глыбу.
Застыла в ужасе земля,
Бедой поднятая на дыбу.

Владимир Шовкошитный


    С крыши четвертого энергоблока, как из жерла вулкана, стали вылетать сверкающие сгустки. Они поднимались высоко вверх. Это было похоже на фейерверк. Сгустки рассыпались многоцветными искрами и падали в разных местах. Черный огненный шар взвился вверх, образуя облако, которое вытянулось по горизонтали в черную тучу и пошло в сторону, сея смерть, болезни и беду в виде мелких-мелких капель.
    На территории ЧАЭС люди перешагивали через обломки, позже из-за высокого уровня радиации там не могли пройти даже роботы: «сходили с ума».


    А в это время внутри еще работали люди. Крыши нет, часть стены разрушена... Погас свет, отключился телефон. Рушатся перекрытия. Пол дрожит. Помещения заполняются то ли паром, то ли туманом, пылью. Вспыхивают искры короткого замыкания. Приборы радиационного контроля зашкаливают. Повсюду течет горячая радиоактивная вода.

Огонь и мрак - невидим враг.
До смерти шаг - потом бессмертие.
Ни перестрелок, ни атак.
Но жить лишь так - ценою смерти.

Владимир Шовкошитный


    1 час 26 минут 03 секунды - сработала пожарная сигнализация.
    1 час 28 минут - к месту аварии прибыл дежурный караул станции.
    1 час 35 минут - на станцию прибыл караул г.Припять.



    Борьба со стихией шла на высоте от 27 до 72 метров, а внутри помещений четвертого энергоблока тушением занимался дежурный персонал станции. О том, что реактор раскрыт, пожарные не знали.
    2 часа 10 минут - сбит огонь на крыше машинного зала.
    2 часа 30 минут - подавлен очаг пожара на крыше реакторного отделения.
    4 часа 50 минут - огонь в основном локализован.
    6 часов 35 минут - пожар ликвидирован.




Авиация
     В факеле над реактором на высоте 140-180 метров было около 200 рентген в час. В целях сокращения радиоактивного выхода над активной зоной необходимо было создать защиту. Группой академика В.А. Легасова была предложена защитная смесь из свинца (для стабилизации температуры), карбида бора (для поглощения нейтронов), доломита (для прекращения горения графита), песка и глины (для изоляции всего материала). К 6 мая вертолетчики сбросили в аварийный реактор более 5000 тонн этих защитных материалов. Первые попытки (в полдень 26 апреля) из-за высокой температуры восходящего воздушного потока были неудачны - мешки не долетали до реактора.


      В первые дни рабочих полетов, вертолеты зависали над реактором, а бортовые техники, привязавшись страховочным поясом, через открытую боковую дверь смотрели вниз в радиоактивный дым и кидали мешок со смесью. Лишь потом днища вертолетов обшили свинцовыми прокладками, провели тренировочные полеты в стороне, ввели управление процессом сброса, механизировали сам процесс сброса смеси в жерло реактора. Ежедневно взлетало по 20-30 вертолетов, каждый совершал по 20 заходов. Нечеткая работа, заминка в воздухе над реактором означала дополнительную дозу облучения, а неточное сбрасывание вызвало бы новые, катастрофически опасные повреждения АЭС.


      Среди тех, кто встал на пути расползания радиоактивных изотопов и принял участие в бомбардировке чрева атомного реактора, был коренной житель Павловского Посада капитан Б.Н.Осипов, получивший боевое крещение еще в небе Афганистана.
     Кроме вертолетов использовалась и самолеты с подмосковного военного аэродрома "Чкаловское".

Саркофаг




Его высота составила 61 метр, наибольшая толщина стен - 18 метров. Возведение "саркофага" осуществлялось с помощью самоходных кранов, оснащенных телевизионными средствами наблюдения. В нем предусмотрена система вытяжной вентиляции с очисткой воздуха, система принудительного охлаждения, а для недопущения повышения нейтронной активности на крыше установлены баки с раствором бора. В строительстве "саркофага" принимал участие и житель г. Электрогорска, Герой России - А. Владимиров.

В ходе ликвидации аварии советские воины, пожарные, летчики, строители, проявили массовый героизм, высокое мастерство, великую верность Отчизне.
ГИМН
Международной организации "Союз Чернобыль"
Будем жить, мужики, будем жить!
Даже, если и тридцатилетними
Будут заживо нас хоронить,
Прикрываясь красивыми бреднями.
Нас все меньше, но все же нас тьмы,
Как ни сильно ряды порядели.
- Это мы, слышишь Господи, мы,
Те, кто землю спасли в том апреле.

Мы стекаемся снова сюда,
Словно к морю стекаются реки,
В кулаке нам по силам беда
Ныне, присно и , даст Бог, вовеки.

Будем жить, умирая стократ!
Одолеем и боль, и разлуки.
Дай мне руку, чернобыльский брат!
И да будут горячими руки!
Будем жить. Будут дети расти-
Наша радость сквозь горечь полыни.
Боже правый, прости нас, прости.
И спаси, если можешь спаси,
Крест чужой мы влачим и поныне.

 

Автор слов и музыки В.Ф. Шовковшитный
Президент Международной организации
"Союз Чернобыль"



Ведущий зачитывает обращение:

Из обращения жертв чернобыльской катастрофы к жителям Земли

Человек! Кем бы ты ни был - праведником или последним грешником, властьимущим или бесприютным нищим, известным ученым или домохозяйкой - услышь это ОБРА­ЩЕНИЕ...

Пусть скорбный чернобыльский день 26 апреля станет еще и Днем объединения чело­вечества перед угрозой самоуничтожения, Днем надежды на спасение! Для этого, чело­век, от тебя требуется так немного: ежегодно 26 апреля с 20.00 до 20.10 по киевскому времени (17.00-17.10 по Гринвичу) остановись, если ты в дороге, проснись, если спишь, отложи оружие, если воюешь, отбрось на эти несколько минут все свои заботы, пробле­мы и:

- если ты верующий, то обратись к Богу с сердечной молитвой об очищении и спасении своей души, об очищении и спасении планеты и Человечества;

- если ты неверующий, то посвяти эти 10 минут исключительно добрым, светлым мыслям, пожелай себе любить и помогать ближним (хотя бы одной живой душе), всем сердцем пожелай Добра, Счастья и Мира всем людям Земли и всей Вселенной...

Это же совсем не сложно, Человек !

Сделай это!



Литература:

Одной из лучших книг, посвященных чернобыльской катастрофе, считается книга белорусской писательницы Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва: хроника будущего»

СВЕТЛАНА Алексиевич - широ­ко известный автор. Ее перу принад­лежат книги: «У войны не женское лицо», «Последние свидетели» -о Великой Отечественной войне, «Цинковые мальчики» - об Афгани­стане. Как и все другие книги Свет­ланы Алексиевич, «Чернобыльская молитва» - документальное произве­дение. Но книга не содержит ни до­кументов об аварии на Чернобыль­ской АЭС, ни хроники произошед­шего - это «хроника будущего». Пря­мая речь людей, для которых то, что для всех нас может стать будущим, уже является настоящим.

Мы можем говорить о радиации и бояться ее последствий. Но в нашем сознании все равно существует абст­рактный Чернобыль - особая земля, почти другая планета, на которой уже двадцать лет идет своя, Иная жизнь. Трудно требовать от кого-либо, что­бы он постоянно думал об Апокалип­сисе. Это и невозможно, и не нужно. Но есть люди, которые с этим жи­вут. Как они живут - знать надо. Для героев книги в 1986 году мир рух­нул. Жизнь перешла в иную систему координат, начала измеряться в бэ­рах. А надежда на спасение, на пре­кращение процесса распада - в мил­лиардах лет. Жизнь эта стала не обычной, немыслимой и невозможнои. И вместе с тем осталась

обыкновенной. Как жить в Чер­нобыле, как учить детей в Чер­нобыле, как рожать в Чернобы­ле, как умирать в Чернобыле, как любить в Чернобыле? Это действительно хроника будуще­го - это почти учебник, где нам рассказывают, как жить.

Это страшное чтение. И, как ни кощунственно звучит, инте­ресное. И прекрасное. Рассказы по­разительной эмоциональной силы. При всем ужасе происходящего не­возможно не восхищаться тем, как сильно человек может чувствовать, как он может переживать. Из мно­жества историй С. Алексиевич вы­брала наиболее яркие - но, кроме того, это эффект сильнейшего потря­сения, катастрофы войны. Слово «война» в книге о Чернобыле всплы­вает очень часто - почти все неволь­но поверяют ею случившееся, с вой­ной сравнивают, войне противопо­ставляют.

Первый и последний рассказы кни­ги - о любви. Это глубоко символич­но. И по-женски мудро. Это уже из области вечного.

Книга удостоена престижной меж­дународной премии «Радио Франс Интернасьональ». Автор является лауреатом российской премии «Три­умф» 1997 года.

Под впечатлением от «Чернобыль­ской молитвы» композитор Крихан Ларсон (Швеция) написал «Черно­быльский концерт» для магнитофон­ной пленки, тромбона и виолончели. Во Франции идет 17 спектаклей по этой книге. В 2002 году на основе «Чернобыльской молитвы» был по­ставлен совместный белорусско-фран­цузский спектакль. В течение шести дней - с 26 апреля по 1 мая 2006 года .- в Москве, в Центре им. Вс. Мейерхольда, пройдут спектак­ли первой в России театральной по­становки по книге Светланы Алекси-евич «Чернобыльская молитва». Ре­жиссер Йоэл Лехтонен. На сцене уси­лиями 50 актеров воссоздастся исто­рия чернобыльской аварии - не по­литическая, не хронологическая -человеческая. История о людях, ко­торые приняли удар на себя, об их героизме, спасшем нас от глобальной катастрофы, о любви, долге и смер­ти. Это частные истории события, навсегда изменившего наш мир.



Библиография

Алексиевич С. А. Чернобыльская молит­ва: хроника будущего / С. А. Алексиевич // Дружба народов. - 1997. - № 1. - С. 8-102.

Алексиевич С. А. Человек больше войны / С. А. Алексиевич // Знамя. - 2000. - № 6. -С. 208-210.

Борисова И. Хоронили землю / И. Бори­сова // Первое сентября. - 1997. - 15 февр.

Липневич В. Прощание с вечностью / В. Липневич // Новый мир. - 1997. - № 6. -С. 214-218.

Липневич В. Творчество Светланы Алек­сиевич / В. Липневич // Новый мир. - 1999. -№ 2.-С. 215-216.

Тоне А. Мы учимся говорить «Я» / А. Тоне // Книжное обозрение. - 1997. - № 45.

Книги

Возник В. Я. Чернобыль: события и уроки: вопросы и ответы / В. Я. Воз няк, А. П. Коваленко, С. Н. Тро­ицкий. - М. : Политиздат, 1989. -278 с.

Иллеш А.В. Репортаж из Черно-, быля : записки очевидцев : коммен­тарии, размышления / А. В. Иллеш, А. Е. Пральников. - М. : М-ысль, 1987. - 157 с,

Одинец М. С. Чернобыль: дни ис­пытаний / М. С. Одинец. - М. : Юрид. лит., 1988. - 144с.

Тараканов Н. Д. Чернобыльские записки, или Раздумья о нравствен­ности / Н. Д. Тараканов. - М. : Во-ениздат, 1989. - 208 с. : фото.

Фантом: сборник документальных и художественных произведений о трагических событиях на Черно­быльской АЭС. - М. : Мол. гвар­дия, 1989. - 239 с.

Чернобыльский репортаж: фотоаль­бом. - М. : Планета, 1988. - 151 с. : фото.

Статьи

Алай А. Памяти друга, или Фото из корзины для мусора / А. Алай // Искусство кино. - 1999. - № 4. -С. 154-156.

Дмитрук М. 20 секунд, которые по­трясли мир: новая версия Чернобыль­ской катастрофы / М. Дмитрук // Чу­деса и приключения. - 1996. - № 11. -С. 50-54.

Дмитрук М. Чернобыль: 13 лет спустя / М. Дмитрук // Природа и человек (Свет). - 2000..- № 2. -С. 10-12.

Жидков М. П. Города-призраки / М. П. Жидков / География : Прил. к газ. «Первое сентября». - 1999.- № 8. - С. 8.

Зябликова Л. Чтобы молитву услышали / Библиотека в школе.- 2006.-№6.- С.39.

Емельяненков А. Чернобыльский треугольник : Поодиночке из него не выбраться [Москва-Минск-Киев] / А. Емельяненков // Российская газ. - 2005. - 19 янв. - С. III. - (Союз. Беларусь-Россия).

Ефанов В. Живое - мертвое / В. Ефанов // Российская газ. - 2001. -, 26 апр. - С. II. - (Союз. Беларусь-Россия).

Ильченко С. Вконец озверевшая фауна : В рамках международной программы изучается животный мир Чернобыльской зоны / С. Ильченко // Труд. - 1999. - 16 февр. - С. 6.

Кацва Л. Советский Союз: после­дние годы / Л. Кацва // История : Прил. к газ. «Первое сентября». -2001. -№45,46,48.

Ковалев С. Брянский след по-пре­жнему горек / С. Ковалев // Россий­ская газ. - 2001. - 26 апр. - С. II. -(Союз. Беларусь-Россия).

Кривошеий Л. Л. Ларчик с атом­ным секретом / Л. Л. Кривошеий ; беседу вел А. Мельников // Приро- да и человек (Свет). - 2004. - № 4.

- С. 58-59 : цв. ил.

Монахова О., Колосова Н. Зона риска _ Земля / Библиотека в школе.- 2006.-№6.- С.40-41.

Москальцов А. Кому страшен Чернобыль? / А. Москальцов ; беседовала Е. Острицова // Труд. - 2001.

- № 5. - С. 6.

Мусафирова О. «Саркофаг» - это дырявый сарай... / О. Мусафирова // Комсомольская правда. - 2001. -26 апр. - С. 7.

Мусафирова О. Уроды Чернобы­ля/О. Мусафирова // Комсомоль­ская правда. - 2001. - 27 апр. - С. 8.

Огородников Б. И. Быль и боль Чер­нобыля / Б. И. Огородников // Мир биб­лиографии. - 2002. - № 4. - С. 48-55.

Одинец М. Это было на Припяти : О том, что случилось на Чернобыль­ской АЭС / М. Одинец // Пионер. ->

-1987.-№ 2.-С. 38-41.

Ойстачер М. От Великого потопа до трагедии Чернобыля / М. Ойста­чер // Новое время. - 2001. - № 22.

- С. 31-33.

Претр С. Синдром Чернобыля : По­следствия чернобыльской катастрофы / С. Претр // Природа и человек (Свет). - 1993. - № 7/8. - С. 29-32. .-

Прокопчук С. Люди из ядерного пекла / С. Прокопчук // Труд. -2005. - 21 янв. - С. 8 : фото.

Прошак Л. Чернобыль достанет нас и через десять поколений / Л. Про­шак // Аргументы и факты. - 2001.

-№ 17. -С. 8.

Сорокина А. Саркофаг 13 лет спу­стя/А. Сорокина // Российская газ.

- 1999. - 26 нояб. -С. 11.

Степанов В. Я. Период полурас­пада : Чернобыль 16 лет спустя / В. Я. Степанов // Природа и человек (Свет). - 2002. - № 9. - С. 10-11.

Субботина Е. Трагедия атомного века / Е. Субботина // Московская правда. - 2001. -25 апр. - С. 3.

Тараканов Н. Флаг над реактором : Воспоминания ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС / Н. Тараканов // ОБЖ.

-2002.- №4. -С. 2-7.

Усов Е. Пепел Чер­нобыля / Е. Усов // Лазурь. - 1999. -№ 3. - С. 12-13.

Худяков А. Пре­одоление последствий трагедии Чернобыля / А. Худяков // Меж­ду нар. жизнь. - 1997.

- № 7. - С. 72-78.

Чернобыльский аргумент // При­рода и человек (Свет). - 1992. - № 2. -С. 6-11.

Чернобыльское сафари? // Эхо планеты. - 2002. - № 28 / 5-1 1 июля.

- С. 20-22.

Яксито М. Накануне. Катастрофа / М. Яксито // ОБЖ. - 2001. - № 4.

- С. 2-6.


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ПОДГОТОВКИ КАДРОВ. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ.
Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов".